Начиная с сентября 2010 года, цена на него стремительно росла и уже достигла своего пика. По крайней мере, так считают тернопольские производители хлопковых тканей и надеются, что очередного прыжка не будет, принимая во внимание хотя бы то, что, по прогнозам аналитиков, урожай хлопчатника предусматривается неплохой. Однако из-за увеличения себестоимости продукции растут цены на швейные изделия из хлопковых тканей. Заграничный ширпотреб из низкокачественного текстиля, хотя и не может конкурировать с отечественными изделиями по качеству, однако привлекает неплатежеспособного украинского покупателя более дешевым предложением. Это, соответственно, препятствует реализации продукции, а, следовательно, приводит к сокращению объемов производства. А украинским предприятиям и без того хватает проблем с нереальными налогами, “космическими” ценами на энергоносители, а теперь еще и на сырье.

При Советском Союзе продукцию Тернопольского хлопково-прядильного комбината знали во всех уголках страны и за рубежом. На нем работало свыше 10 тысяч рабочих. Немало предприятий-гигантов сегодня либо реформированы и сократили производство, либо вообще исчезли с карты промышленности Украины. Тернопольскому ХПК, теперь ОАО "Текстерно", удалось выжить.

Председатель правления ОАО "Текстерно" Екатерина Александрова отмечает, что в период кризиса усилия направляли на то, чтобы как можно больше сэкономить там, где можно сэкономить, чтобы уменьшить расходы на производство: "Так было и тогда, когда все боялись повышения цены на газ. Нас это не напугало. Мы просто заблаговременно поняли, что он будет стоить столько, сколько положено, поэтому приостановили работу огромной мощной котельной и смонтировали локальные топливные. Тем самым не увеличили расходы в цене газа на производство продукции".

С приходом отечественного инвестора произошла реконструкция и техническое переоснащение предприятия новым оборудованием передовых европейских машиностроительных фирм.

Как рассказывает Екатерина Александрова, на двадцати двух гектарах под одной крышей были созданы практически новые фабрики, которые занимают треть всех площадей предприятия, но по производительности, по мощностям выдерживают такой уровень производства, который был во времена Советского Союза. В ОАО "Текстерно" входит три фабрики.
Прядильная является первой в сложном цикле изготовления хлопковых тканей.

Руководитель прядильного производства Михаил Машталер и в советское время был передовиком, имеет немало правительственных наград, знаков отличия, стоял у истоков Тернопольского ХПК. В те времена был помощником мастера-прядильщика и запускал в 1967-м первую прядильную машину. Охотно проводит экскурсию, показывая современное оборудование.

— Машины такие есть во многих странах — во Франции, Бельгии, Германии, Китае, России, но в комплексе такого цеха нет нигде. За это получили Международный знак качества Belcoro, — рассказывает Михаил Машталер.

Хлопок поставляют на предприятие из Средней Азии — Киргизстана, Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, а иногда из Индии и США. На прядильной фабрике его сортируют, стригут, расчесывают, в специальном миксере перемешивают. Техника чрезвычайно чувствительна, и если, бывает, попадает металл, обертки от конфет или даже перо, то электроника моментально срабатывает и посторонние предметы отбрасываются. Мое внимание привлекают разного цвета цилиндры.

— На голубых делаем 50-й номер пряжи, на желтых 20-й, на зеленых 40-й, на сиреневых 34-й номер, — говорит Михаил Михайлович. — Мы работаем в четыре смены без выходных. Это оборудование не рекомендуется останавливать. Тогда качество намного лучше. Вы заметили, что везде контроль, электроника, компьютеризация? А это значит, что физически люди не перезагружены. Единственный недостаток, что сейчас хлопок очень дорогой, энергоносители подорожали. За сутки можем перерабатывать 20—30 тонн хлопка. Это зависит от заказов и от номера пряжи, которую нужно изготовить. Когда-то только на прядильной фабрике работало 3800 рабочих, а теперь лишь 100. Мне жаль, что сотни передовых прядильщиц выехали за границу, а каждая вторая была “орденоносцем”. Мне звонят по телефону наши передовики из Испании, из Италии. Одна из них купила квартиру во Франции. Но почему мы должны на кого-то работать? Я объездил тридцать стран мира и могу судить, где хорошо, а где хуже. Каждый бы из них вернулся назад работать за достойную зарплату. Хочется, чтобы государство повернулось к нам лицом, потому что легкая промышленность существует только на бумаге.

В одном из двух цехов ткацкой фабрики знакомлюсь с Надеждой Евстахиевной Фейцарук, которая более сорока лет работает ткачихой на этом предприятии. Вспоминает, что когда-то в ткацких цехах, а их было пять, шумело больше, а производительность станков была меньше. До 1975 года работали на челночных, которые функционировали по принципу бабушкиных деревянных. Современные станки шумят меньше и способны соткать 3,5 - 4,60 метра в час. Сейчас Надежда Фейцарук обслуживает двенадцать широких станков, которые ткут сразу два полотна на двух основах. Из ткацкого цеха полотно поступает на отбеливание. Кстати, как и когда-то, это делают перекисью водорода, только по современной технологии. А затем — наносят рисунок, смягчают, отглаживают. Это все происходит на отделочной фабрике, где меня встречает инженер-технолог печатного цеха Тамара Федоровна Бобошко.

— Мы пользуемся немецкими, австрийскими, итальянскими, испанскими пигментными красителями, экологически чистыми, — говорит пани Тамара. —Дизайнерский отдел разрабатывает рисунки.

Тамара Бобошко показывает тома с образцами, которых уже почти четыреста.

— У нас очень много рисунков для постельного белья, в частности, детского, для так называемых вафельных полотенец, скатертей, пляжных сарафанов, панамок. Мы сотрудничаем с Житомирской фирмой ДП “Евроголд индестриз ЛТД”, которая производит гладильные доски. Делаем ткань для чехлов. Эти гладильные доски экспортируют в Англию, Нидерланды. В Украине они тоже есть, но все думают, что это импортные. Сотрудничаем также с Луцким ПП “Агу”, которое шьет товары для новорожденных. В настоящий момент используем до шестнадцати цветов, тогда как раньше — вдвое меньше. Как когда-то говорили, мы наряжаем нашу страну в радугу, — рассказывает Тамара Бобошко.

— Можно сказать, что на рынке выигрывает тот, кто хочет работать. А наш коллектив хочет работать, потому что понимает, что именно натуральный товар необходим человеку от рождения и до глубокой старости. Это всегда было нашим девизом, — отмечает председатель правления Екатерина Александрова.

ОАО "Текстерно" остается лидером текстильной промышленности в Украине, как предприятие с полным производственным циклом. 30 % продукции экспортирует в Россию, Прибалтику, Молдову, бывшие страны Югославии. Трикотажная и ткацкая пряжа предприятия имеет сертификат качества Belcoro, а продукция сертифицирована по стандарту ISO 9001 и отвечает международным стандартам.

Также продукция и менеджмент ОАО "Текстерно" отмечены престижными отечественными, международными званиями и наградами. В частности, золотой медалью “Лучший отечественный товар года”, званием “Лучшее предприятие Украины” в номинации “Текстиль”, Международным призом “За качество в текстильной и швейной промышленности”, золотой наградой “Управление глобальным качеством” Клуба лидеров торговли в Мадриде, золотой Европейской наградой за качество Клуба лидеров мировой торговли в Париже.

Председатель правления ОАО "Текстерно" Екатерина Александрова подчеркивает, что на предприятии оборудование мировых лидеров текстильной промышленности, которого в Украине нет ни у кого.

— Однозначно, что на нем продукция получается наилучшего качества международного уровня. Поэтому у нас много наград. Также мы теперь изготовляем ткань значительно большей ширины, чем на старом оборудовании. А это выгодно для швейных производств, поскольку намного меньше отходов. Кроме того, имеем швейный цех. Шьем комплекты постельного белья, женские халаты, а также под заказ делаем все, в чем нуждается потребитель.

— А как удалось пережить ценовой кризис на сырье?

— Могу сказать, что этот шок мы переживали, начиная с сентября 2010-го года. Нам о повышении цен было неизвестно, и это стало причиной того, что не удалось вовремя запустить завод в работу после очередного летнего отпуска в августе. Цена росла стремительно и сегодня составляет 4600, а и то 5 тысяч долларов за тонну. Надеемся, что больше повышения не будет. Есть тенденция к незначительному снижению, и есть надежда на новый лучший урожай. Но практически в два с половиной раза выросла цена на натуральные ткани, изготовленные из хлопка.

— Китай и Пакистан, поставляющие в Украину текстильные ткани низкого качества, выращивают хлопчатник и поэтому, конечно, у них нет существенного подорожания сырья, — отмечает Екатерина Евдокимовна Александрова. — Относительно Китая, то практически все, что он выращивает у себя, то и потребляет. А также — скупает две третьих урожая хлопчатника мира и сегодня стремится стать монополистом, что, помимо неурожая, привело к всплеску цен на товарных биржах. Конечно, на месте его вырастить и использовать, это не то, что за тысячи километров везти к нам. Тем более что на прямую с предприятиями в странах Средней Азии работать не разрешается, а только через биржу. Практически мы покупаем сырье через вторые руки. Иного доступа к этому товару в мире не существует.

Недавно Екатерина Евдокимовна Александрова побывала в составе правительственной делегации в Китае:

— Мы общались с членами их Ассоциации производителей. Я лично предоставила информацию о своем предприятии, пригласила их и подала проект соглашения, которое бы хотелось подписать, в первую очередь, в части честного сотрудничества. Речь идет о прохождении товара через таможенную границу. Если взять таможенную декларацию, то их готовые изделия стоят намного дешевле, чем у нас стоимость сырья в изделии. То есть понятно, что это нечестная конкуренция. Хотелось, чтобы была калькуляция, где бы они показывали свои правдивые цены, а не губили так, как сейчас, нашего производителя. Во-вторых — меня интересовало сотрудничество относительно вливания инвестиций в развитие предприятия, потому что мы планируем еще построить швейную фабрику на наших же площадях. Наша цель — изготовлять тот товар, которого практически на рынке не существует. Если бязь могут производить и другие, то, скажем, такие специфические ткани, как диагональ, из которой шьют спецодежду, не каждый может. Сегодня мы производим полосатый сатин. Из такого изготовлено постельное белье в китайских гостиницах. И надеемся, что украинские гостиничные комплексы будут нашими потребителями. Этот товар можно производить только на специализированном производстве с таким оборудованием, как у нас.

Как отмечает Екатерина Александрова, сегодня остается проблемным вопрос реализации.

— Несмотря на то, что наша ткань может использоваться много лет, не рвется, не линяет, в сознании украинцев побеждают те пять-десять копеек, на которые дешевле низкокачественная китайская. Но я думаю, что это ненадолго. Когда-то мы тоже покупали колбасу польского производства, а сегодня ценим больше украинскую, — отмечает председатель правления ОАО "Текстерно"— Хотелось бы поддержки от государства в плане государственных заказов для потребностей армии, медицины, транспорта. Хотя бы на какой-то период времени, чтобы нам удалось выйти на запланированные мощности, потому что сейчас мы их используем только на 30 %, нестабильно работаем. Но пока со стороны государства, кроме обещаний, не получили ничего.

Комментарии

Лариса Алексейчук, начальник отдела развития промышленного производства Главного управления промышленности и развития инфраструктуры Житомирской облгосадминистрации:

— Основные швейные предприятия Житомирщины, в частности, в Бердичеве, Новоград-Волынском работают на условиях давальческого сырья, то есть получают ткани от зарубежных заказчиков (в том числе известных брендов) и им же отправляют готовую продукцию. Поэтому проблемы роста цен на натуральные волокна, а следовательно, на ткани, больше будут касаться именно иностранных партнеров наших фабрик. Чтобы отойти от давальческих схем, нужно время, а главное — средства. На такие условия переходили около 10 лет, поэтому и на обратный путь тоже понадобится достаточно много времени и только при наличии денег. Своих предприятиям не хватает, государство не дает, а кредиты очень дорогие. В Налоговом кодексе предусмотрено освобождение от налога на прибыль предприятий легкой промышленности, но тех, кто работает на давальческом сырье, это не касается.

Валентина Изовит, президент-председатель правления Украинской ассоциации предприятий легкой промышленности "Укрлегпром":

— Текстильное производство очень зависит от поставок сырья. Сегодня хлопок импортируется в Украину, хотя заняться его выращиванием пытались в Херсонщине на специальных подопытных участках. Но для его переработки нет завода. Сейчас же наблюдается мировая тенденция с завышением цены на хлопок и на химические волокна, поэтому эти обстоятельства не очень содействуют развитию украинских текстильщиков.

За первые 5 месяцев 2011 года объемы производства тканей в Украине составляют 97,4 % прошлогоднего показателя, тогда как в целом в легкой промышленности наблюдается прирост — 116,5 % по отношению к прошлому году.

Впрочем, в целом ситуация на рынке отечественного легпрома довольно плачевна. За 20 лет фактически уничтожили комбинаты по производству тканей. Сейчас реально работает только около 30 предприятий. Они постоянно сталкиваются с недостатком оборотных средств и дорогими коммерческими кредитами. Есть проблемы с возмещением НДС: под “автомат” эти предприятия не попадают, а в ручном режиме он им, фактически, не возмещается.

Эдуард Насыров, дизайнер:

— К сожалению, сегодня украинские дизайнеры почти не используют ткань от отечественного производителя. Проблема заключается, прежде всего, в объемах произведенных тканей, ведь отечественные производители сегодня, к сожалению, неспособны производить ткани в нужных количествах. Они преимущественно работают на экспорт, правда, ввозятся ткани не дизайнерского типа.

Сегодня украинские дизайнеры заказывают нужные ткани (с собственными принтами, разнообразными вставками и тому подобное) у производителей из России, Беларуси, конечно, фаворитами в снабжении являются Турция и Италия. Раньше, помню, мы сотрудничали с Черниговским камвольно-суконным комбинатом и донецким хлопково-бумажным комбинатом. Но, к сожалению, ныне эти производства могут предоставить только мини-тиражи необходимых тканей.

Я бы с радостью работал с отечественными производителями текстиля, если бы имел такую возможность. Думаю, это было бы даже достаточно выгодно в экономическом плане.

Лариса Осадчук,
"УкрРудПром"