Китайская ткань или Символ динамизма

28.09.2010

Еще до знаменитых 80-х гг., когда в Китае обозначился бум в легкой промышленности, а производство тканей стало одним из ключевых аспектов экономики, шить костюмы из качественных китайских материалов было достойным занятием. Не зря китайскую ткань, как лучшую, выбрали для пошива костюмов советские целинники 60-х в фильме “Иван Бровкин на целине”.

 И все же именно легкая промышленность стала первой, когда речь зашла о новом экономическом курсе, обозначенном в свое время Дэн Сяопином. Дело в том, что в этой отрасли срок выпуска готовой продукции наиболее сжат по времени. Средства ее производства достаточно просты, при этом высока оборачиваемость капитала и окупаемость. Хотя, по большому счету это не было никаким открытием. Практически все индустриально развитые страны шли таким путем. Взять, к примеру, дореволюционную Россию с ее Морозовыми и Зимиными.

Вместе с тем, у Китая перед ними было одно весьма серьезное преимущество – низкая себестоимость тканей, которая в дальнейшем стала его визитной карточкой на международных рынках. Причин такого положения дел несколько. Китайцы “поднялись”, в первую очередь, за счет дешевой рабочей силы, низких экологических требований, а также благодаря мощной господдержке. По разным оценкам, в Китае сейчас сотни миллиардов долларов невозвращенных кредитов. Эти деньги в конце прошлого века брались на модернизацию, государство сознательно шло на это, чтобы поддержать легкую промышленность. Насколько известно, государственные дотационные программы работают и сегодня.

Так вот, буквально через несколько лет после старта модернизации легкой промышленности натиск со стороны китайцев почувствовали и европейцы.

Это отлично было видно по европейским отраслевым выставкам. В начале 90-х там китайская продукция фактически отсутствовала, а к концу века она составляла уже порядка 90%. На данный момент в мире уже не осталось государств, которые не являлись бы потребителями текстильных изделий и тканей Китая. Соединенные Штаты Америки, страны Евросоюза, Латинской Америки и России выступают основными импортерами текстиля и тканей из Китая.

Результатом политики реформ и открытости в самом Китае стало то, что провинции Чжэцзян и Гуандун закрепили за собой статус основных экономических регионов по производству текстильных изделий и ткани в Китае. Провинция Чжэцзян производит хлопковую и шелковую ткань, а провинция Гуандун специализируются на поставке трикотажных (химических и натуральных) и джинсовых тканей. Натуральная льняная ткань из Китая поставляется на местные и мировые рынки Синьцзян-Уйгурским автономным районом. Кроме того, развитие технологий производства позволило поставщикам тканей из Китая выпускать продукт различного функционального назначения, например, водонепроницаемую или огнеупорную ткань.

Фактически неконтролируемый вал китайских тканей в Россию, как, впрочем, и всего остального, что называется продукцией легкой промышленности, привел к тому, что государственный таможенный комитет в 2004 г. ужесточил правила ввоза в страну товаров из Китая. Мотивация такого решения была довольно простой – привести в соответствие таможенные платежи для товаров из Европы и Китая. Время, когда в России нужно было все и в любых количествах, прошло. То есть, Китай выполнил основную функцию – дал возможность России пережить период становления 90-х. Отсюда и санкции, до которых в России на импорт из Европы устанавливались тарифы, жестко зависящие от номенклатуры и стоимости товара. Для Китая же действовали особые преференции – таможенные пошлины зависели только от веса ввозимого товара.

Масштаб махинаций, которые творились при “весовом” правиле перевозки продукции через китайско-российскую границу иначе, как сверхмасштабным не назовешь. Если, к примеру, по данным Китая, в 2003 г. оттуда в Россию было вывезено товаров на $6 млрд, российские органы зафиксировали ввоз всего на $3,4 млрд.

Но вот парадокс, с введением новых фискальных правил, тут же заголосили российские производители, использовавшие ткани, которые не производились в России. Так именно благодаря китайским тканям компания “Глория Джинс” успешно конкурировала на рынке джинсовой одежды с европейским и турецким импортом. При этом основной довод против пограничных нововведений базировался на том, что “Глория Джинс” позиционируется в дешевом сегменте, то есть, в самых, что ни на есть товарах для народа.

Тем временем, кроме хлопковой, глубокий кризис переживала российская льняная индустрия. С началом активизации китайских производителей на мировом рынке, большинство российских предприятия начали испытывать трудности с экспортом. До начала 2000-х гг. на мировом рынке льна производители из России всегда занимали определенную, хотя и небольшую нишу недорогого товара невысокого качества. А к 2002-2003 гг. ее практически полностью заняли китайские ткани, которые по цене были на 30-40 % дешевле российских. Кроме того, китайцы в отличие от россиян смогли предложить мировому рынку не только низкие цены, но и широкий ассортимент готовой продукции.

И это только то, что касалось продукции с явным указанием на Китай. Однако кроме этого в Россию в массовом порядке завозились китайские подделки продукции европейских предприятий. Их путь начинался, к примеру, на одном из оптовых рынков в Гуанчжоу провинции Гуандун, куда приезжают не только частники, здесь покупают ткани и фурнитуру солидные фабрики. Так вот, здесь нет ничего проще, чем приобрести так называемый “итальянский трикотаж”. Механизм получения “фирмы” прост – ткань покупается в Гуанчжоу, затем перевозится в Италию. Там с нее срываются ненужные этикетки, затем красиво упаковывают и приклеивают бирку Made in Italy. Дальше еще проще – ткань продается по европейским ценам.

Самое интересное, что выяснить, где была произведена ткань, практически невозможно. Каких-то особых, национальных отличий в тканях массового спроса китайцы предпочитают не внедрять. И зачем? Они сами не разрабатывают дизайн. Местные производители лишь копируют предоставленные им образцы, которые добывают у тех же европейцев. Целая армия экспертов ежегодно посещает отраслевые выставки и в буквальном смысле собирает образцы. Поэтому у европейцев перед китайцами сейчас лишь одно преимущество – год-полтора, пока созданный ими дизайн не будет внедрен в производство в Китае. Практически все новое через год появляется у китайских промышленников, и европейцам опять приходится придумывать что-то новое.

Китай также завалил Россию своей “плащевкой”, которая отличается от аналогичной российской лишь меньшей ценой, но никак не низшим качеством. Проблема в том, что вся сырьевая база расположена в Юго-Восточной Азии, а именно, хлопок, производство полиэфирных нитей и волокон, производство красителей. Поэтому за счет близости к сырью, за счет дешевой рабочей силы, готовая ткань получается дешевле.

Что касается распространения своих тканей по миру, то теперь китайцы далеко ушли от правил второй половины ХХ века, когда во многом полагались на своих сограждан за границей – хуацяо. В России, например, они вообще не готовы заниматься дистрибуцией, они ищут партнеров. И с наибольшей силой этот процесс расцвел в 2004-2008 гг. Экономика роста, и интерес к российскому рынку увеличивался в прямой прогрессии. На тот момент в России в месяц появлялись две-три новые китайские текстильные компании.

Как результат, только в 2005 г. рост экспорта китайского текстиля в Россию составил почти 20%. А в целом Китай увеличил экспорт текстильной продукции более чем на 19%, что составило $116 млрд. При этом Китайское общество текстильной промышленности объясняло такой рост увеличением капиталовложений в эту отрасль и обновлением производственных технологий на предприятиях. Согласно данным “Синьхуа”, за первые 10 месяцев 2005 г. доход от реализации продукции ведущих текстильных фабрик Китая возрос на 26,33%. Между тем годом раньше Китай экспортировал текстильной продукции на сумму $97,3 млрд. Помимо увеличившихся капиталовложений, взрывной рост объемов поставок китайского текстиля на мировые рынки произошел после отмены в начале 2005 г. системы квот на текстиль, существовавшей больше 30 лет.

К 2008 г. емкость российского текстильного рынка составила более четверти триллиона долларов США. При этом доля отечественной продукции оказалась менее 20%. Главными импортерами продукции легкой промышленности в Россию стали Китай и Турция. Успех китайских товаров – в их низкой цене, убеждены эксперты. Ежегодный прирост емкости рынка домашнего текстиля в России не менее 15-25%. С учетом постоянного устойчивого спроса населения на товары легкой промышленности, рост продаж в ближайшие три года составил 10-12%. Здесь перспективными сегментами стали товары домашнего текстиля, интерьера жилища. В этой связи все большую активность на российском рынке начали проявлять китайские производители мебельной и портьерной ткани. В настоящее время в число крупнейших китайских компаний, работающих в области производства технического текстиля, входят: Anhui Huawan, Shandong Tiantai, Jiangsu Haocheng, Hebei Silicon Valley Chemical, Shang, Beijing Tongyizhong, Hunan Zhongtai и Ningbo Dacheng. Показательным модно считать тот факт, что к потребителю они выходят с большим перечнем товаров, среди которых шелковые обивочные и портьерные ткани, шенилы, жаккарды, флоки, винилискожа, микрофибра, однотонные компаньоны, тюль, органза. И это не может пройти мимо глаз специализированных мастерских и дизайн-студий, которые в последнее время стали довольно популярными у населения со средним достатком.

Не остался в стороне довольно специфичный рынок тканей – баннерный, которые используют для изготовления рекламных конструкций. На нем также лидируют китайцы, обеспечив себе до 80 % объемов в сегменте дешевых ламинированных тканей. В другом сегменте, где ставка делается на литые ткани, более приспособленные для русских морозов, в конкуренцию могли бы вступить европейцы. Но тут с их постоянно повышающимися ценами, которые связаны с ростом курса евро, европейцы также фактически не имеют шансов конкурировать с китайцами. Да и как можно говорить о конкуренции при стоимости продукции втрое большей, чем у китайских производителей (в среднем 150 руб. за кв. м против 50 у китайцев).

Таким образом, в соревновании производителей тканей на стороне китайских промышленников стоит государство. Именно этот факт, наравне с природой, принято называть в качестве основного, давшего импульс развитию экономики Поднебесной. Причем, не только в том, что касается легкой промышленности, но и всего остального. А это, как ни крути, совсем немало, если учесть, что пример китайцы брали, в том числе и с России.

Артемий Филиппов,
Деловой журнал ChinaPRO

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Я не робот