Чтобы купить летний сарафанчик для пятилетней Аружан, уходит практически целый день. Лилия Габдуали - мама двоих детей - умеет считать деньги. Только за раскрученный бренд платить не хочет. Но и в дешевую синтетику свою дочку не оденет. «Рынков и магазинов в Астане много, но так сложно найти то, что действительно бы подходило и по цене, и по качеству. Выбор не велик, кругом китайский товар. Жалко, что мало отечественного - только карагандинские колготки покупаем, и знаем, что в Алматы есть детская фабрика. Но найти эти вещи очень сложно», - признается она.

Шайгулян Арынгазина, как коммерческий директор Карагандинской чулочно-носочной фабрики, рада бы завалить рынки своей продукцией, вот только мощности не позволяют. Около 200 вязальных автоматов работают в две смены. Но оборудование еще советских времен устарело «и морально, и физически». «Легкая промышленность на самом деле «тяжелая». Обязательно нужна поддержка государства, потому что самим подняться в этой отрасли очень сложно», - уверяет она.

Когда-то Карагандинская фабрика производила 40 миллионов пар в год. Сегодня - в 20 раз меньше. Производство, полностью разрушенное в 1990-е, 10 лет назад было восстановлено. Недавно в кредит купили 5 новых итальянских машин - полный автомат. Катушка хлопковой нити через пару часов превращается в готовый носок, который ни сшивать, ни красить уже не надо. Нам бы 30 таких машин, говорит бизнесвумен. «Если бы у нас были такие финансовые возможности, мы могли бы обеспечивать и Казахстан, и ближнее, и дальнее зарубежье нашими изделиями. Они ничем не уступают зарубежным аналогам», - отмечает Шайгулян Арынгазина.

С такими мечтами фабрика готовится к так называемому мертвому сезону. До середины августа придется работать только на склад. Летом колготки - не ходовой товар, а на носках, себестоимость которых 50 центов, много не заработаешь. В аккурат оплатить налоги, электричество и выплатить рабочим зарплату. Различные тендеры по государственным закупкам - хорошее подспорье. Вот только честно выиграть эту борьбу не всегда удается.

«Обидно, что мы - производители - можем поставить необходимый объем товара, но не выигрываем, хотя нам для существования такие тендеры нужны», - говорит начальник производства Тамара Думенко.

Главный конкурент этих изделий - товар из Китая. Продукцией из Поднебесной завалены все рынки Казахстана. Китайские носки и колготки в 2 раза дешевле, но за качество никто не ручается. А здесь 100-процентный хлопок, причем свой, казахстанский.

Хлопок выращивают на юге Казахстана, но большая часть уходит в Китай. Шкуры животных отправляют прямиком в Турцию, а шерсть - на свалку. В то время как бизнесвумен Шайгулян Арынгазина договаривается с белорусскими предпринимателями о поставках шерсти для расширения ассортимента, в родных аулах ее попросту выбрасывают.

«Раньше принимали шерсть, приезжала специальная машина. Но с 90-х годов все расстроилось. Теперь шерсть лежит у нас в мешках, куда ее?» - сокрушается Тамара Уфимцева.

В Казахстане уже несколько лет говорят о диверсификации экономики. В правительственных кабинетах разрабатываются многочисленные программы. И все так красиво и складно получается.

«Пока, к сожалению, мы не увидели реальную помощь - только на бумаге», - отмечает Шайгулян Арынгазина.

Вице-министр индустрии и новых технологий Альберт Рау - один из тех, кто пишет эти бумаги. Когда мы заговорили с ним о развитии легкой промышленности в Казахстане, он тяжело вздохнул. Но потом тут же рассмеялся, когда мы задали вопрос, костюм какой марки и страны производителя он надел сегодня на работу.

- Турецкий с итальянским лейблом.

А вот всегда с иголочки одетая депутат Мажилиса Парламента Казахстана Бахыт Сыздыкова - не поклонница импортного. Она с ностальгией вспоминает свое детство, когда ходила в кроличьей шапке, которую ей сшил сосед. А все остальное, говорит, шилось на Целиноградской швейной фабрике. Сейчас этого предприятия, конечно, нет, а Бахыт Сыздыкова в магазинах вещи не покупает.

«Дизайн платья, которое сейчас на мне надето, я придумала сама, а сшил его казахстанский модельер. Поэтому это платье на 100 процентов «made in Kazakhstan». В нашей стране очень много талантливых модельеров, но им не хватает поддержки», - рассказывает депутат.

Пока чиновники решают, быть или не быть легкой промышленности в Казахстане, и в каком виде и объеме, директор швейной фабрики с надеждой готовит документы для очередного тендера, а мама двоих детей часами ходит из бутика в бутик, выбирает одежду - чтобы из натуральных тканей и по доступным ценам.