Давно известно, что латы средневекового рыцаря сейчас не натянет на себя даже подросток – так выросли люди. Но разница в размерах чувствуется и в «соседних» поколениях: нынешним тинейджерам старые костюмы родителей будут широки и коротки. Есть ли объективные данные, как менялись пропорции москвичей за последние годы?

За ответом «Вечерка» обратилась к биологам и портным.
    
Доступ к телу

В советское время полагалось отслеживать изменения в росте и прочих параметрах строителей коммунизма каждые 15 лет. Очередной обмер должен был прийтись на конец 1980-х гг., но из-за тогдашних бурных событий стало не до «упражнений с сантиметровой лентой».

В начале нового тысячелетия легкая промышленность отошла от кризиса, появился интерес к российским товарам – и выяснилось, что они не соответствуют действительности. Перемерив десятки костюмов и платьев, москвички возмущенно хлопали дверями магазинов: буквально ничего не сидело! Потому что предприятия продолжали шить по лекалам 30-летней давности. Как тут конкурировать с китайским да турецким импортом?

Центральный НИИ швейной промышленности собрался с силами и средствами и при помощи Департамента науки и промышленной политики г. Москвы провел в 2003-2005 гг. масштабное обследование населения.

– Мы обмерили по 6 тыс. мужчин и женщин и по 10 тыс. детей обоего пола (от новорожденных до 18-летних), – говорит генеральный директор ОАО «ЦНИИШП» Светлана Лопандина. – «Отлавливали» их на предприятиях, в школах, в поликлиниках. Исследование охватило в основном Москву и крупные города – командировки по всей стране мы себе позволить не могли.

А вот антропологи из МГУ проводят исследования каждый год – но охватывают они только школьников.

– В 1980-е и даже 1990-е гг. за год измеряли до 4 тыс. ребят, сейчас же с трудом удается «уломать» хотя бы тысячу, – сетует заведующая лабораторией ауксологии человека НИИ и Музея антропологии МГУ доктор биологических наук, профессор Елена Година. – Теперь ведь надо спрашивать согласия у родителей, а те часто отказывают нам в «доступе к телу».
    
Морская фигура, замри!


Антропометрические обследования – дело хлопотное и недешевое. Портновским сантиметром не обойдешься: раздетого до белья человека ставят к антропометру Мартина (вертикальная линейка с подвижной планкой), зажимают в толстотные циркули, а в исследованиях ученых из МГУ даже облепляют датчиками биоимпедансометрии – легчайший разряд тока прощупывает, сколько в гражданине жира, а сколько мышц. Перед обмерами еще и расспрашивают: где и когда родился, кем работает, сколько детей.

– За время разговора человек расслабляется, – объясняет Светлана Лопандина. – Перестает пытаться выглядеть лучше, чем есть: втягивать живот, выкатывать грудь колесом. А с детьми без «заговаривания зубов» вообще не справиться: они же ни минуты не могут постоять на месте. Так что одни обмеряют, другие командуют: «Морская фигура, замри!»

Кстати, наши немецкие коллеги поразились, что мы нашли подход к детям – там «киндеры» до 12 лет считаются неуправляемыми.

Раньше бригаде опытных обмерщиков приходилось возиться с каждым не меньше 15 минут. В последние годы на помощь антропологам пришел бодисканер. Провел 30 секунд в кабинке – и свободен, а исследователи пусть себе колдуют над твоим трехмерным изображением на мониторе.
    
"Тетя Груша" и "Вася-пивася"

В советских ГОСТах у женщин были только четыре «размерные группы», которые определялись по полноте – разнице между обхватом бедер и груди. Эту шкалу пришлось «надставить» спереди и сзади: сотрудники НИИ швейной промышленности насчитали неожиданно много женщин как с «барбиобразной» фигурой, так и с конституцией типа «тетя Груша».

– Женщин с нулевой полнотой (пышная грудь и узкие бедра) около 10 %, – говорит Светлана Лопандина. – И столько же их «антиподок» – у которых бедра шире груди иногда аж на 18 см.

В конце 1970-х у типичной москвички рост был 164 см, обхват груди – 94, бедер – 104 см. Теперь: 170–94–102 см. Женщины заметно пошли в рост: в группу стандартных фигур пришлось включить даже дам ростом 182 см. Раньше таких «баскетболисток» из магазинов заворачивали к частным портнихам: мол, где же на вашу фигуру платье найти? Теперь их столько, что надо учиться шить и для них.

У мужчин тоже обнаружился сильный «разброс». Много атлетов с треугольным торсом: разница между обхватами могучей груди и тонкой талии до 22 см. Но и безобразно много «пивасиков» с провисающим через брючный ремень пузом.

Если средняя москвичка постройнела, то ее кавалер, наоборот, округлился: при прежнем обхвате груди (100 см) талия с 88 см доросла до 90. И не скажешь, что мужики, мол, измельчали: средний рост увеличился со 176 до 182 см. Юноши до 30 лет вообще на 12 см выше, чем их папы в свое время.

– Но если у женщин во всех размерных группах улучшилась осанка, стали более развернутыми плечи, даже руки и ноги удлинились, про мужчин приходится сказать нечто противоположное, – качает головой Светлана Лопандина. – Видимо, пока дамы брали пример с моделей и актрис, мужчины обращали внимание на рекламу пива…
    
Девочкам «подарили» бедра


В 1968 г. средний дошколенок 6 лет был ростом 104 см, его «сын» в 1984 г. – уже 110 см, а его «внук» в наши дни – 116 см. Но сотрудники ЦНИИШП не могут сказать, что в целом мальчики стали намного крупнее. А вот по девочкам есть интересное наблюдение. В 1960-е в девочке видели «цилиндрик», для измерения которого было достаточно высоты и диаметра.

В 1970-е стали учитывать и обхват талии. А теперь за девочками 14–18 лет признали право на бедра и выступающий живот – много стало юных принцесс с округлыми, женственными фигурами.

Антропологи из МГУ предпочитают говорить о новейших наблюдениях с осторожностью – для смелых выводов маловато данных. По их мнению, бурный рост детей в длину, который всех изумлял в 1970-е, замедлился. А в ширину дети стали даже меньше: происходит астенизация (вытягивание), сужается грудная клетка.

Среди девочек 5 % «астеничек», сред мальчиков – 8 – 9 %. Этот процесс «бросился» даже в голову: у детей заметно удлиняется лицо.

– В 1985 г. средняя москвичка 15 лет весила 56 кг при росте 162 см и обхвате груди 78 см, – говорит Елена Година. – А в начале 2000-х при прежнем росте ее грудь уменьшилась на 1 см, а вес – на 1 кг.

Эпидемии ожирения, которая приводит в ужас развитые страны, у нас пока не наблюдается, но подкожного жирка у детей многовато. Почему же при этом они выглядят тощими? Потому что слишком мало мышц!

– В 1960-е 17-летний москвич сжимал правый кулак с силой в 54,6 кг, в 1991-м – в 44 кг, а в XXI в. – всего в 36 кг, – говорит Елена Зиновьевна. – Его ровесница тоже «сдала»: показатели соответственно 33,4, 26,2 и 19,4 кг. Это значит, что изменения в весе и объемах происходят как из-за недостатка физической активности, так и за счет неправильного питания.

По данным наших опросов, до 80 % подростков недовольны своей внешностью, но лишь 10 – 12 % исправляют ее в спортзале. Остальные предпочитают морить себя диетами.
    
Классовые различия

Советский Союз был близок к идеалу бесклассового общества даже в биологическом смысле: разница в физических параметрах у людей была меньше.

Теперь антропологи из МГУ замечают, что у детей во внешности наблюдается «классовое» (в двух смыслах) расслоение.

В лицейских классах и школах процесс астенизации идет быстрее, в то время как ученики «попроще» остаются плотными и коренастыми. Неужели скоро мы увидим высокую, изящную «элиту» и коротконогий «плебс»? Чтобы сделать такие выводы, нужно провести действительно масштабное исследование.

– Данные можно было бы использовать для формирования представлений о нормальном росте и весе ребенка – они очень нужны педиатрам для создания новых нормативов по физкультуре, – говорит Елена Година.

А вот данные НИИ швейной промышленности уже вовсю этой самой промышленностью используются. В последние пять лет детскую одежду стали кроить по новым лекалам – и продажи подскочили на 30 %.

Замечание

Когда при обмерах у людей спрашивают их рост и вес, женщины склонны преуменьшать эти показатели, а мужчины – преувеличивать.

Мария Раевская,
"Вечерняя Москва"