ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ КОСТЮМЧИК СИДЕЛ

Группа высокопоставленных краевых чиновников толпилась перед манекенами, одетыми в костюмы ставропольского ООО «Лидер Классик». Костюмчики от «Лидера» смотрелись неплохо и, по мнению краевых vipов, вполне могут достойно конкурировать с аналогичной продукцией иногородних производителей. Правда, невольно обращал на себя внимание контраст: сами vipы были одеты в изделия от «бриони» до «армани». Возможно, потому что, хотя ставропольское предприятие и шьет мужские костюмы уже 15 лет, до сих пор никому из членов правительства не довелось близко познакомиться с продукцией местного производителя и примерить «лидерские» костюмчики.

С интересом осматривали приехавшие в правительство края на заседание по легкой промышленности продукцию ставропольской фирмы «Блок-Пост». Форменная одежда для различных отраслей, действительно, радует глаз и цветовой гаммой, и модным кроем. Приятно удивили нарядные шубки георгиевского предприятия «Берегиня» и детская одежда ставропольского «Ориона». При этом все они - новички на рынке легкой промышленности, все рождены после развала Советского Союза на волне новой российской экономики.

Можно ли говорить, что ставропольская легкая промышленность скорее жива, чем мертва? Судите сами. Начиная с 1991 года доля ее в общем объеме обрабатывающего производства в крае уменьшилась с 37 до 2 процентов. А число работников «легкой» подотрасли сократилось за этот период от 40 до 8 тысяч человек. Если учесть, что заняты здесь традиционно женщины, то нетрудно догадаться, кого смерть «легких» предприятий выбросила на улицу.

У нашей моды китайское лицо

По словам министра промышленности края Ивана Ковалева, более 40 процентов от общей доли изделий легкой промышленности, потребляемых населением, это, по данным таможенников, нелегальный ввоз. Некачественная дешевка преимущественно китайского производства наводнила не только рынки, но и магазины. Лишь приличные бутики не пускают к себе этот сомнительный ширпотреб. Но ведь основной массе населения отовариваться в бутиках не по карману, поэтому китайские товары находят спрос. 2 процента нашего в их «не нашем» - это капля в море.

Но тут можно рассуждать по-разному. С одной стороны, предложение диктует спрос. Т.е. они предлагают, мы покупаем. А если спрос будет диктовать предложение? Т.е. потребитель, допустим, имеет спрос на более качественные товары, чем китайские. Готова ли наша краевая промышленность предложить что-то взамен?

В советские времена в крае работало мощное обувное объединение «Кавказ». В его составе было три фабрики: ставропольская выпускала детскую обувь, ессентукская - мужскую, пятигорская - женскую. Все три в своих экспериментальных цехах изготавливали очень неплохие модели, но то, что шло на потоке, было ниже всякой критики. Детские ботинки и полуботинки распродавались в конце сезона по рублю, т.е. по сильно уцененному варианту, который был в разы ниже себестоимости. Правда, в последние годы перед тем, как окончательно исчезнуть с экономического поля края, ставропольская фабрика начала работать с Венгрией, из их кроя шили моднячие детские ботиночки, но кооперация не пошла, оказалась экономически нецелесообразной.

Понятно, что ту продукцию, которую выпускал «Кавказ», и тогда не хотели покупать, а уж тем более она не удовлетворила бы запросы сегодняшнего потребителя. Но были и замечательные мастера на трех фабриках «Кавказа». Где они? Скорее всего, ушли в маленькие частные фирмочки, где шьют модную обувь на индивидуальный вкус и ногу.

Сегодня, по статистике, в крае более 300 предприятий легкой промышленности. И все вместе они дают 2 процента объема производства в сравнении с дореформенным! Раньше был всего десяток фабрик.

Что мы потеряли, кроме обувного «Кавказа»? Фабрику народных художественных промыслов «Восход». Продали, раздербанили. Теперь вместо фабрики - институт. Студенты, которые обосновались в корпусах, и понятия не имеют, что когда-то здесь работали уникальные мастера художественной вышивки, которые отправляли свою продукцию: вышитое постельное и столовое белье, рубашки, блузки из натуральных тканей - в Польшу, Болгарию. Были здесь золотошвеи, которые вышивали знамена, и не только для нашего края. Был специальный цех по выпуску ковров ручной работы. Многие изделия были удостоены государственного знака качества.

Была в Пятигорске трикотажная фабрика. Ряд ее изделий охотно брала Москва. Это было натуральное качественное белье. В свое время мне пришлось поработать в журналистской нише, связанной с краевой промышленностью, и перечислять то, что мы потеряли, распродав корпуса бывших фабрик и выгнав на улицу уникальных мастеров, я могу долго. Но сейчас важнее акцентировать внимание на том, что осталось.

БОТИНОК НЕТ, НО ШНУРКИ ОСТАЛИСЬ

Бывшая светлоградская текстильно-галантерейная фабрика теперь называется «Гарант-Плюс». Когда-то она была самым крупным в Европе предприятием по выпуску плетельных изделий (шнурки, тесьма разных видов и т.д.). Эта фабрика давала в бюджет аграрно-развитого в те годы Петровского района более 30 процентов налогов. Сегодня край берет только 2 процента продукции фабрики, остальная идет в Краснодарский край, Московскую область, Сибирь и другие регионы.

Продолжает работать ессентукская фабрика детской одежды «Малыш». Ставропольская фабрика «Весна» тоже выжила. Правда, ассортимент сегодня - не наряды для женщин, а, в основном, оформление текстилем интерьеров ресторанов, кафе. Филиал в Петровском районе шьет форменную одежду для силовых структур.

Кто сегодня, кроме Китая и Турции, одевает ставропольских женщин, которым не по карману дорогие бутики? Неплохо осваивают наши торговые площади белорусские производители. Шьют и модно, и качественно. Однако и среди местных швейников есть мастера, способные составить им конкуренцию. В одном из торговых центров краевой столицы как-то натолкнулась на коллекцию ставропольского частного предприятия, изготавливающего дамские костюмы. Модные, хорошие, из итальянских тканей, но цены не ниже, а даже выше белорусских. А ведь те еще надо привезти через полстраны.

Почему-то все ставропольские изделия: товары ли народного потребления, продукты ли питания не могут конкурировать по ценам с привозными. И колбаса у нас дороже, чем волгоградская или краснодарская, и цены на швейные изделия стремятся конкурировать не с московскими или санкт-петербургскими, а чуть ли не с парижскими. Может, потому потребитель и не проявляет заинтересованности в отношении местных товаров.

КУДА НИ КИНЬ, ВЕЗДЕ КЛИН

Надо сказать, что и тем, кто выжил в трудные годы реформ, и тем, кто создал новое предприятие и поставил его на ноги, очень непросто выдерживать конкуренцию на потребительском рынке. А мало продаж - мало прибыли. По данным краевого министерства промышленности, из 17 миллиардов налогов, которые дает краевая индустрия, только 100 миллионов приходятся на легкую промышленность. Во-первых, забивают теневики и контрафактники. У них дешевле, к тому же с импортным лейблом, а нередко и качественнее. У наших легпромовцев оборудование чаще всего устаревшее, а специалистов в годы реформ и хронических невыплат зарплат подрастеряли.

Взять кредиты на покупку нового оборудования удается немногим. Процентные ставки не по карману. Руководители ставропольского швейлегпрома на заседании правительства говорили о том, что о программах поддержки субсидиями малого и среднего бизнеса, зачастую, узнают случайно. И никто не сказал о том, что активно поучаствовал в такой программе. Арендные ставки, которые муниципалитеты устанавливают для малоформатных «легких» производств, подчас могут быть сопоставимыми с такими ставками для лидеров нефтехимии.

Руководители ставропольского легпрома признавались, что на торгах им трудно конкурировать с московскими или ивановскими швейниками и просили правительство края о протекционизме, чтобы поднять тонус отрасли.

Как высушить порох?

- На фоне огромной горы трудностей, которая наблюдается в легкой подотрасли, чувствуется, что есть еще порох в пороховницах у производителей. И задача власти - сделать все возможное, чтобы положительные примеры были не из разряда выставочных экспонатов, а превращались в общие, повседневные явления, - прокомментировал губернатор края Валерий Гаевский увиденное на выставке-презентации ставропольской продукции.

Губернатор обозначил направления, где предприятиям необходимо обеспечить помощь государства. В частности, это вовлечение субъектов легкой промышленности в инвестиционный и инновационный процесс, расширение доступа к кредитным ресурсам, содействие в решении проблем сбыта продукции. Рекомендовано руководителям ведомств и муниципалитетов при проведении закупок в первую очередь обращать внимание на недорогие и качественные товары ставропольских производителей.

Глава Ставрополья также поставил задачу создать условия для чистой конкуренции в легкой промышленности: вывести теневое производство из подполья, поставить заслон нелегальному импорту. Ну, и, естественно, жителям края рекомендовано покупать ставропольское, так как это патриотично. Ну, если с продуктами еще можно согласиться, что местное вкуснее и свежее, а следовательно качественнее, то с изделиями швейпрома не так. Годы после капиталистического переворота уже научили нас выбирать, приобщили к западным товарам и не всегда к китайской дешевке, поэтому повернуть покупателя лицом к местпрому - это надо потрудиться. И тут никакой правительственный протекционизм не поможет. Думаю, не поможет, даже если члены правительства поголовно оденутся в изделия ставропольских «армани» и «бриони».

Так что рынок и покупателей легпромовцам придется завоевывать самим. Кстати, об этом достаточно жестко сказал губернатор. «Держать под зонтиком все время не можем. Конкурируйте ценой, качеством, агрессивным менеджментом.

А заместитель председателя правительства Георгий Ефремов, курирующий промышленность края, поставил амбициозную цель: вырасти с 3 процентов до 36, т.е. до уровня 1991 года, до начала всеобщей разрухи. Главная задача - вытеснить некачественный импорт. Ефремов заметил, что «сегодняшние рынки Пятигорска не обойти за один световой день, а доля собственной продукции Ставропольского края на них ничтожна».

Интересно, как наши предприятия со своей продукцией будут пробиваться на эти рынки, если не пробились до того? Может, надеяться на какие-то запретительные меры полпреда? Хотя об этом на заседании правительства речи не было.