Ворует - значит любит.
  | 
журнал "Компания"
Как подделки влияют на бизнес компаний.

В 1990-е годы отечественные "левши", маявшиеся от собственной профессиональной неприкаянности, занимались "креативным дублированием" любого мало-мальски успешного товара. Подделывали буквально все: от спортивных товаров до винно-водочных изделий. Со временем методики создания подделок, как и способы защиты от них, оттачивались и совершенствовались. Сегодня российские пенсионеры носят футболки Dolce & Gabanna, а их внучки - сумочки Germes. Тенденция налицо. Но являются ли подделки на самом деле абсолютным злом? По мнению многих, "пиратские" копии того или иного товара способствуют его раскрутке на рынке.
Заместитель генерального директора по маркетингу и рекламе компании "Диод" (производит БАДы) Анна Журина не приемлет подделки в любом виде. Она убеждена в их вредности не только для кармана компании, но и для здоровья рядовых потребителей. Анастасия Татулова, директор по маркетингу компании Ralf Ringer (производитель обуви) не столь однозначна в своих суждениях. Для нее нелегальное копирование продукта – это помимо всего прочего еще и признание его популярности на рынке.
Анна Журина, "Диод":
"На рынке фармацевтики и биологически активных пищевых добавок (БАДов) подделки – абсолютное зло. Ведь в данном случае речь идет не просто о финансовых потерях производителя. Гораздо опаснее то, что потребитель не получит лечебного эффекта, на который он рассчитывал, приобретая препарат, а то и навредит своему здоровью. Распознать подделку зачастую непросто. Бывает, что на прием совершенно бесполезных пилюль уходят недели и даже месяцы, за которые болезнь прогрессирует. Не дающая никакого эффекта подделка вызывает негативное отношение ко всему классу БАДов в целом. Ведь отечественный потребитель скорее решит, что это ушлые производители всучили ему неработающую "пустышку", чем допустит мысль о том, что в аптеке могут продаваться подделки.
Многократно доказанное опытным путем правило о том, что любой успешный товар рано или поздно пытаются подделать, действует и в фармацевтической индустрии. И не просто действует, а по полной программе. Лично я знаю пример совершенно сюрреалистичной ситуации, когда объем продаж подделок лекарства одного из наших коллег по цеху превышал объем продаж "оригинала". Так что "антипиратская" защита должна продумываться еще на стадии разработки продукта. Мы в своих товарах используем несколько степеней защиты. Чем дороже препарат – тем более продвинутая защита используется. Опыт показывает, что на любом рынке действительно эффективным является только один способ борьбы с фальсификатами: стоимость производства "качественной", то есть трудно отличимой подделки должна быть настолько высокой, чтобы ее изготовление стало для фальсификаторов экономически невыгодным.
Недавно мы на десять месяцев задержали продажу новой линии кремов для суставов, чтобы лучше отработать вопрос ее защиты. Теперь все наши продукты – и таблетки, и желатиновые капсулы, и тубы с кремами – упаковываются в блистеры. Такая упаковка значительно удорожает изготовление подделки, поскольку предполагает использование весьма дорогостоящего оборудования и специальной фольги. В нашей стране количество мест, где можно изготовить такую фольгу, ограничено, а при ввозе из-за рубежа ее необходимо декларировать. Поэтому любой поддельный блистер вычисляется по фольге так же просто, как человек – по отпечаткам пальцев".
Анастасия Татулова, Ralf Ringer:
"Лично я поостереглась бы утверждать, что подделки – это абсолютное зло. Все мы понимаем, что подделывают только по-настоящему классные вещи и действительно известные брэнды. Подделывают Adidas, Versace, но никто не подделывает продукцию "Урюпинской фабрики по пошиву модной одежды". Так что фальсификат – это помимо всего прочего знак признания марки "черным рынком". И в этом смысле для любого брэнда, а особенно для молодого, подделка является своеобразным "сертификатом" качества и популярности. Особенно это актуально для российских брэндов, которые, как правило, подделывают крайне редко.
На обувном рынке я выделяю два типа подделок. Первый – скопированные модели, которые продаются либо в формате no name, либо под вымышленными марками. Это достаточно распространенная практика как на рынке обуви, так и на рынке одежды. Мы сталкиваемся с такими подделками нашей обуви на протяжении последних трех лет. Но, честно говоря, они нас не очень беспокоят, поскольку наш покупатель приходит за брэндом, а не за определенной колодкой или дизайном ботинка. Второй тип подделок – это когда на продукцию, не имеющую никакого отношения к марке, "лепят" соответствующую бирку. Вот такой тип подделок куда опаснее. Он наносит производителю весьма ощутимый материальный ущерб, несопоставимый с "удовольствием" признания вашего товара "черным рынком". И это не считая имиджевых издержек. Даже если люди понимают, что их расклеившийся ботинок – подделка, не имеющая никакого отношения к настоящему владельцу брэнда, они десять раз подумают, прежде чем вновь приобрести продукт компании. Хотя бы потому, что будут опасаться опять столкнуться с фальсификатом. Таким образом, подделки второго типа серьезно снижают потребительскую лояльность к брэнду и препятствуют привлечению новых покупателей, что, в свою очередь, крайне негативным образом сказывается на объемах продаж. Мы столкнулись с подобными подделками только в этом году. Если говорить про наш собственный опыт, то мы с такими подделками столкнулись только в этом году и рассматриваем их как серьезную опасность. В будущем всеми силами будем стремиться избавить от них рынок. Надеемся, потребитель нас поддержит".

Источник: журнал "Компания"