Статус превыше всего
Березин Петр
 
У предметов интерьера три основные задачи: утилитарная, эстетическая и не столь очевидная информационная - демонстрировать социальный статус владельца и сообщать о его эстетических пристрастиях. Конечно, есть еще и мемориальная (ее выполняет, например, бабушкин сундук), но эта функция значима только для владельца. В ходе эволюции человеческой культуры и искусства утилитарная и эстетическая функции стали вторичными. На первый план вышла информационная.
Ничто так не украшает предмет в глазах потребителя, как его уникальность, а выражаясь языком рекламы - эксклюзивность. Термин «эксклюзивный», с одной стороны, избегает категоричности, свойственной словам «уникальный» и «неповторимый», и в то же время обладает ласкающим слух потребителя актуальным английским звучанием.
Уникальность (неповторимость) может быть двух видов. Первая категория - это эксклюзивные вещи, то есть изделия в единственном экземпляре по авторскому проекту, без права воспроизведения. Вторая категория - утилитарные предметы, которые сделаны из того, что было под рукой, для решения конкретной задачи: например, прялка-лавка или табурет, сколоченный из ящика. Потребители эксклюзивных изделий находятся на полюсах общества, а уникальные изделия либо почти бесценны, либо почти бесплатны. Принадлежащий ко второй группе предмет, разумеется, может стать объектом коллекционирования и перейти в первую категорию особо ценных, при этом, правда, потеряв первоначальную утилитарность.
Вопреки распространенному мнению, эксклюзивность не всегда предполагает большее удобство, не в этом ее основная цель. При всей индивидуальности человеческой анатомии, количество эргономичных, удобных решений достаточно ограниченно, практически все они изучены и находят широкое применение (в серийном производстве) со времен ремесленного производства. В эксклюзивном решении важна именно информационная составляющая: в первую очередь вещь должна сообщать о статусе владельца.
Среди потребителей эксклюзива и авторских изделий есть такие, чью страсть хочется назвать болезненной, причины этому можно искать в культурно-религиозной традиции или советской и постсоветской истории. Факт остается фактом - наш человек по возможности старается избегать предметов серийного производства, подчас сознательно жертвуя утилитарностью и эстетикой.
Основной массе человечества, избежавшей социальных крайностей и эксклюзивных решений, достается дизайн во всем своем многообразии. Слово «дизайн» сейчас встречается в каждом втором предложении. Причин этому несколько, начиная хотя бы с бесчисленного множества смысловых оттенков слова design в английском языке. Сегодня это загадочное слово применимо практически ко всему: «А что это у вас?» - «Это у нас дизайн». Удобство, качество и цена вещи не находятся в прямой зависимости. Для уравновешивания формулы в нее и вводят дизайн.
Принято считать, что дизайн как отдельная специальность возник на рубеже XVIII-XIX веков, объединив профессиональные знания художника, инженера-конструктора и ремесленника. Главной причиной было появление машинного производства, целью - преодоление образовавшегося разрыва между способом производства и художественным обликом новых вещей. До наступления эпохи промышленного производства все предметное окружение человека создавалось ремесленным способом, то есть по определению было эксклюзивным.
Дизайнер, в отличие от ремесленника или художника-прикладника, не создает непосредственно предмет, он создает образец, или проект предмета, который может быть изготовлен машинным способом. То есть, как ни крути, дизайнер - это проектировщик.
Дизайнеры заняли нишу между ремесленниками, художниками и архитекторами и переняли, как водится, и светлые, и темные стороны каждого. Сегодня практически любой из окружающих нас предметов сделал проектировщик. Соответственно, все недостатки и достоинства среды, сформированной ими, запроектированы и материализованы.
Дизайн суть проект, решение. Дизайнерское решение - это проектное решение, которое нужно оценивать с помощью объективных критериев (например, стоимость исполнения, безопасность, эргономичность). В перечне этих критериев может оказаться и абстрактная категория эстетичности как некий суррогат понятия «красота». Слова «красота» в профессиональных кругах принято избегать. Как правило, оно употребляется только в ироническом смысле - скажем, при упоминании любимого комода заказчика интерьера.
Сам же заказчик, разговаривая с профессионалом, обычно выражает свои потребности именно с помощью этого понятия, говоря: «Сделайте так, чтобы было хорошо. Сделайте красиво». Поскольку эта формулировка не является исчерпывающей, приходится прикладывать много усилий для того, чтобы понять, что же все-таки он имеет в виду.
По всей видимости, запрет на слово «красота» в профессиональной среде - это результат стремления поверить алгеброй гармонию, найти-таки формулу визуальной аттрактивности. Проектировщику стало стыдно признаваться в своих эстетических пристрастиях, как если бы ученый мотивировал свою приверженность к какой-либо теории личными симпатиями.
Дизайн стал самостоятельным понятием. Слово «дизайн» позволяет сесть между двух стульев: красиво и функционально. С одной стороны, оно позволяет сказать сакраментальную фразу: «Я так вижу». С другой - скрыть функциональные недоработки эстетическим решением.
В 1960-е бытовала прекрасная идея: дизайн начинается с цены. Имелось в виду, что проектировщик должен думать не только о том, как будет выглядеть вещь, но и о том, из чего и как она будет делаться. То есть материал и технологичность производства (непосредственно сказывающиеся на стоимости вещи) тоже должны быть предметом проектирования. Частично эта идея находит применение и в современной практике.
Но по законам рынка предметы, спроектированные так, чтобы при серийном производстве иметь минимальную себестоимость, быть эстетически привлекательными, безопасными, прекрасно выполнять утилитарные задачи, со временем становятся популярными. Причем настолько, что оказываются недоступными широкому потребителю. Даже в скандинавском дизайне, одним из отправных пунктов философии которого является демократичность, зачастую рождаются вещи, которые очень быстро становятся предметом элитарного потребления. Эта тенденция наглядно свидетельствует об успешности такого дизайна и его соответствии духу времени.
Работая над тем или иным проектом, дизайнер решает целый спектр задач, и далеко не последняя из них - быть узнаваемым. В этом его можно сравнить с функционером, который вынужден время от времени выпускать указы и предписания, пусть и противоречащие друг другу: тем самым он напоминает о своем существовании выше- и нижестоящим инстанциям. Дизайнер же должен постоянно напоминать о себе потребителю. Узнаваемость превращает имя дизайнера в торговую марку значительно быстрее, чем удобство и функциональность, поскольку визуальная информация воспринимается значительно легче, чем любая другая. И, таким образом, имя известного проектировщика-дизайнера, приложенное к изделию, многократно увеличивает его стоимость, но опять-таки не гарантирует удобства. Вещи удобные и вещи дизайнерские - это не синонимы. Более того, употребляя в качестве позитивной оценки выражение «дизайнерская вещь», обычно имеют в виду именно экстравагантность, нетривиальность облика.
Слово «дизайн» в применении к вещам российского производства относительно ново. Российский дизайн появился в начале ХХ века, фактически создав философию современного дизайна во всем мире и не получив дальнейшего развития на родине. Современный российский потребитель фактически оторван от той традиции, не знаком с ней и, оценивая ту или иную вещь, опирается на визуально-статусные характеристики. Как правило, выбор современного российского потребителя лежит вне понятия «дизайн». Дизайн в его представлении замещается стилем, а пристрастия сформированы не культурой быта, а культурой музея, дворца. Хотя дворец - это присутственное место, интерьер которого выполняет как раз информационную функцию, сообщая о статусе владельца. Таким образом, понятие «красота» в сознании большинства людей замещается понятием «богатство».
Одна из распространенных современных тенденций - это попытка придать окружающей среде черты вечности, патриархальности и незыблемости. Простите мой субъективизм, но ампир, втиснутый в рамки жилой ячейки с высотой потолков 2,7-3 метра, квадратными окнами, выходящими не в придворный парк и не на дворцовый ансамбль, не работает.
Создание интерьера предполагает конфликт между единством стилевого решения и формированием жилого пространства. Для интерьера, вызывающего подсознательные ассоциации с уютом, домашностью, единство стиля не характерно. И это вполне понятно. Здесь давно и с удовольствием живут, поэтому не было причин расставаться с предметами, хранящими память о прошлом, и начинать жизнь с чистого листа. Осевшая в помещении мебель различных эпох скорее говорит о том, что это родовое гнездо, нежели безупречно подобранный мебельный гарнитур.
Предметы быта, прикладного искусства - это та часть интерьера, с которой человек взаимодействует физически. Он не только оценивает их эстетически и экономически, но и экзаменует своим телом. Если умение ценить удобство и безопасность (комфортность) среды вошло в привычку, найдутся место и рыночная ниша для самых экстравагантных и авангардных решений. Успех дизайна как проектного решения, производства и предмета потребления подтверждают серийное производство и стабильный спрос.
Пока стабильность качества не станет традицией, в основе потребительской философии будет визуально-статусная привлекательность в ущерб личному удобству. И пока основным занятием отечественного проектировщика будет поверхностное копирование западных решений, нет смысла говорить о новом качестве жизни.
www.top-manager.ru