Процесс импортозамещения добрался до лёгкой промышленности. С 1 сентября в России введён запрет на госзакупки для федеральных нужд товаров лёгкой промышленности, произведённых вне Таможенного союза либо с использованием иностранных материалов и полуфабрикатов. Запрет касается поставок тканей, нетканых материалов, одежды и обуви.

Новость мгновенно облетела все федеральные СМИ, народ заволновался. Означает ли это, что одеваться и обуваться мы теперь будем только в то, что производится в России, Казахстане или в Белоруссии?

- Нет. В рамки госнужд - только обеспечение госконтрактов, - объяснили корреспонденту «АиФ-Челябинск» в комитете по промышленной политике ЧРО «Опора России». - Проще говоря, ткань для штор в кабинеты государственных чиновников и для пошива школьной формы теперь можно покупать только в странах Таможенного союза, а ткани на продажу в частные магазины по-прежнему будут везти из разных стран, это не запрещено.
Тем не менее заинтересовал вопрос: смог бы Южный Урал одеть и обуть себя самостоятельно?

На сегодняшний день в Челябинской области работают пятнадцать предприятий лёгкой промышленности. Наиболее крупные из них – обувная фабрика «Юничел», Магнитогорская обувная фабрика, Коркинская швейная фабрика и др. По информации областного Минпрома, объёмы производства лёгкой промышленности у нас растут. Например, выпуск продукции в текстильных и швейных производствах увеличился на 4,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Стали больше выпускать тканей из синтетических и искусственных волокон и нитей, нетканых материалов, костюмов, стеганных одеял, мужских рубашек, платьев и сарафанов, а также женских пальто с воротниками из натурального меха. Зато стало меньше постельного белья и спецодежды. Специалисты связывают это с низким спросом и отсутствием заказов на пошив спецодежды со стороны крупных предприятий.

- Сегодня у предприятий лёгкой промышленности немало проблем, - говорит начальник управления промышленности областного Министерства промышленности и природных ресурсов Борис БАРДИН. -  Во-первых, ввозимый контрафакт влечёт низкие цены и мешает развитию местных предприятий. Во-вторых, южноуральский легпром долгое время не имел планомерного развития. После модернизации и внедрения новых технологий возникла кадровая проблема (3,5 тысяч южноуральцев трудятся в лёгкой промышленности).

- Кадровая напряжённость очень ощутима! – подтверждает директор трикотажной фабрики «Ян» Олег КОНДРАШКИН. - Без талантливого модельера мы не сможем предложить потребителю ничего хорошего. Без хорошей швеи мы не сможем предложить качественный пошив, а хорошие швеи сегодня нарасхват. Молодые девушки нынче предпочитают идти учиться на другие специальности. Даже те, кто учился на швей в своё время, не идут работать на швей, а идут в продавцы, менеджеры и далее. Некоторые хорошие швеи подаются в частники и потихоньку работают на себя.

Китай – надежда или угроза?

Одна из самых больных тем лёгкой промышленности на Южном Урале, как и во всей стране, - это высокий удельный вес импорта. Конечно, речь в основном о КНР: товары made-in-China составляют серьёзную конкуренцию отечественным производителям. Так, 20% всей обуви на рынке – это российская обувь, 8% - итальянская, которая продаётся в бутиках и стоит очень дорого. А 70% - это обувь китайского производства. Есть неплохая, подороже, есть совсем дешёвая, но при этом вредная и даже опасная для использования. Есть хороший Китай, который продается как Италия. Но это всё Китай.

- Поток товара, идущий из Китая, очень большой, - уверен Бардин. – Чтобы защитить местного производителя необходимо вводить государственный стандарт на продукт, который позволит нашим таможенным службам отсеивать некачественный товар ближнего и дальнего зарубежья. Тогда наши предприятия смогут конкурировать с ввозимым на территорию области товаром. Производство обуви, трикотажных изделий и кожи в Челябинской области налажено на высоком уровне. Мы сможем обеспечить себя продукцией, которую уже выпускают наши предприятия.

Оптимизм областного Минпрома разделяют далеко не все производители.

- Процент импорта в обувных магазинах и магазинах одежды сегодня очень высок, а процент производства местных производителей низок, - рассуждает Олег Кондрашкин. - И у меня есть подозрения, что если бы поток продукции лёгкой промышленности из КНР по каким-то причинам прекратился, то мы бы не справились. Мы не смогли бы себя одеть и обуть на сто процентов. Так что может быть это и не плохо, что стоки и конфискаты заполнены китайскими товарами.

Некоторые производители уверяют, что конкурировать с Китаем хоть и сложно, но можно, если пораскинуть мозгами и предложить потребителю нечто эксклюзивное. Например, на чулочно-носочной фабрике «Эталон» сделали ставку на носки с ослабленной резинкой.

- Ассортимент китайских носок гораздо шире и цены на них ниже, - говорит замдиректора фабрики Земфира ВИНОГРАДОВА, - но щупая китайский хлопок, сразу понимаешь, что имеешь дело с синтетикой. Мы закупаем хлопок в Узбекистане, он более качественный. Радует, что потребитель стал требовательнее, начал выбирать. Благодаря этой тенденции, у нас выросли продажи и как следствие объёмы производства: три-четыре года назад мы делали 60 тысяч пар носков в месяц, теперь – гораздо больше. Мне кажется, что западные санкции вообще должны пойти на пользу отечественному производителю любой продукции: они стимулируют нас на развитие!

Доллар портит планы

Многие стали опасаться, что в связи с западными санкциями у местных производителей продуктов питания, одежды, обуви и прочих товаров «развяжутся» руки и они взвинтят цены на свой товар. Но пока ощутимого скачка цен на не произошло. Очевидно, благодарить за это нужно всё тот же Китай: чтобы хоть как-то конкурировать с ним, производители снижают торговые надбавки в магазинах, жертвуют собственной рентабельностью, но цены держат на прежнем уровне. По словам экспертов, обувные магазины настолько затоварены обувью из КНР, что её хватит ещё на год. А вот когда она закончится и будут везти новую, то подорожание будет ощутимо. Обувь, сделанная в Китае, подорожает точно так же, как и все остальное, в связи с ростом курса доллара.

- Скачущий вперёд курс доллара делает нас уязвимыми, - признаётся Земфира Виноградова. – Мы покупаем сырьё за доллары (почти 6 долларов за 1 кг хлопка), причём с месячной отсрочкой: прежде чем рассчитаться, нам нужно произвести и реализовать продукцию. Через месяц нам приходится погашать долг уже по новому курсу. В итоге сырьё обходится нам дороже, чем мы рассчитывали изначально. Единственное, что спасает сегодня – это успешное сотрудничество с ритейлами, которые стали стабильно заказывать у нас продукцию и всегда своевременно производят расчёт.

- В связи с тем, что доллар дорожает, приходится повышать цены и нам, ведь сырьё мы везём из-за границы, - продолжает Кондрашкин. – Но о какой рентабельности вести речь, если покупатель не готов брать товар даже по старой цене. Я бы вообще отметил снижение спроса на одежду: южноуральцы стали реже обновлять свой гардероб. Скорее всего, виной тому кризис, отразившийся на доходах потребителей.

Ещё одна немаловажная проблема – проблема имиджевого характера: почему-то продукция отечественного производителя у многих людей вызывает скепсис.

- С 1985-го года у нас был определённый упадок в промышленности, в том числе и в лёгкой, - объясняет Борис Бардин, - поэтому мы были вынуждены одеваться у «челноков», а они везли одежду и обувь из стран ближнего зарубежья - из Китая, Турции и из той же Европы. Именно тогда иностранный производитель осознанно и крепко зашёл на наш рынок. Из-за многолетней переполненности магазинов зарубежными брендами у большинства сложилось впечатление, что сами мы производить ничего не можем. А если даже что-то производим, то непременно низкого качества. Но это не так, сегодня ситуация в корне изменилась, наши фабрики выдают отличное качество.

Без паники!

Никаких волнений, связанных с импортозамещением и запретом на ввоз в Россию некоторой продукции из-за рубежа, у Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области нет. В комитете по лёгкой промышленности СПП считают, что пока делать какие-либо выводы  преждевременно. Пока о запрете на госзакупки только объявили, заметных движений нет, а все тендеры на 2015 год уже  заключены.

Минпром Челябинской области изучил ситуацию на восьмидесяти ведущих промышленных предприятиях области и пришёл к выводу, что их зависимость от импортных комплектующих и материалов не критична: большинство позиций может выпускаться или уже выпускается в России. Зато имеется сильная зависимость от импортного высокотехнологического производственного оборудования, используемого в производственном процессе, которое не имеет отечественных аналогов. Речь о высокоточных деревообрабатывающих станках, металлургическом оборудовании непрерывного литья, высокоточных металлообрабатывающих центрах с ЧПУ и оборудовании для обувной промышленности.

- Мы считаем наиболее перспективным с точки зрения импортозамещения станкостроение, - отмечает Борис Бардин. – На недавней встрече с руководителями местных станкостроительных предприятий глава региона Борис Дубровский выразил уверенность, что при слаженной работе именно эта сфера даст толчок развития экономике региона.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Китайцы «обули» весь мир

Денисенко Владимир Степанович, генеральный директор Обувной фирмы «Юничел», председатель Комитета по легкой промышленности Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области

Китай был, есть и будет. Сегодня это, пожалуй, главный бич российской лёгкой промышленности. Только по официальным данным, ежегодно в Россию ввозится 400 миллионов пар китайской обуви! В их числе очень много подделок элитных брендов и продукции  низкого качества, сделанной из сомнительных материалов. Сегодня китайцы обувают весь мир: производят восемь миллиардов пар в год. 

Они так же, как и мы, в составе ВТО. Но условия кардинально различаются. Они защищают свой внутренний рынок — пошлины на ввозимую обувь составляют от 25 до 100%. В России же наша отрасль совершенно не защищена. Естественно, что вступление в ВТО и снижение таможенных пошлин еще больше осложнили жизнь отечественному легпрому. В наших странах кардинально  различаются и условия развития бизнеса: у нас налоги в четыре-пять раз выше, чем в КНР. Кроме того, работодатели там не тратятся на высокую зарплату, пенсионные отчисления. В Китае благоприятный, теплый климат. Можно построить огромный сарай, провести туда свет и шить.

В России же для организации производства требуются теплые помещения, хорошая вентиляция, аттестация рабочих мест, «белая» зарплата, налоги! Я был на китайских производствах. Там просто нечеловеческие условия труда. В непроветриваемых помещениях производится много клеевых операций, учитывая, что используется ядовитая химия. Люди там работают по 10-12 часов.  За счет более лёгких, льготных условий ведения бизнеса появляется разница в конечной стоимости продукта и с этим, конечно, непросто конкурировать. Борьба ведётся в неравных условиях.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Константинов Денис Александрович, руководитель Комитета по промышленной политике и вице-председатель совета ЧРО «ОПОРА России»

«Импортозамещение - это надолго»

На мой взгляд, процесс импортозамещения серьёзно и глубоко коснулся пока только продовольственного сектора, но не лёгкой промышленности. Вообще надо понимать, что этот процесс продлится годы. Возможно, даже десятилетия. Прежде всего потому, что финансовых инструментов для развития бизнеса в нашей стране практически нет. Кредиты очень дорогие. Госпрограмма поддержки сегодня работает на нужды предпринимателей весьма слабо, в силу неких виртуальных представлений самих чиновников в потребностях бизнеса.

Фондовые инструменты (например, деньги пенсионных фондов) на экономику, на развитие бизнеса тоже не работают. Вполне понятно неверие отечественных производителей в перспективы быстрого  импортозамещения. Да, законом о поддержке малого предпринимательства предусмотрены информационная, финансовая  и имущественная поддержка со стороны государства. Но формы и критерии эффективности этой поддержки, мягко говоря, архаичны. А грубо говоря, они взаимоисключаемы. То есть сегодня поддержка  государства осуществляется и предприятия занимаются импортозамещением не благодаря а вопреки.

Главный современный критерий эффективности государственной поддержки – это создание новых рабочих мест. Вполне логично, что любое предприятие старается вкладывает деньги в модернизацию, чтобы повысить свою конкурентоспособность и сократить издержки (в т.ч. на фонд заработной платы, поскольку современное оборудование может заменять несколько рабочих мест). Но такое инновационное предприятие никогда не получит государственной поддержки, потому что оно не вписывается в алгоритм, установленный чиновниками. Так что пока можно говорить лишь о сегментарных прорывах в местном производстве, и только в тех случаях, когда используется местное же сырьё.

Наталья Зверева,
Аргументы и Факты