Носки, гольфы, гетры, чулки, колготки, детские носочки... По данным выборочных обследований Росстата, за год средняя российская семья тратит на них не менее 1600 рублей.

Российский рынок чулочно-носочных изделий поистине огромен! Между тем, доля на нем российских производителей устойчиво-не велика.

Сложившаяся ситуация имеет несколько причин. В их числе и низкие потребительские свойства продукции (за последние 20 лет, воспользовавшись спросом на российском рынке, Турция довела качество своего трикотажа до европейского уровня), и проблемы со сбытом, и высокие тарифы естественных монополий, и постепенный подрыв отечественной сырьевой базы.

На фоне происходящего поражает почти полное отсутствие рыночного сознания у большинства отечественных производителей чулочно-носочных изделий. В ходе исследования, проведенного компанией IndexBox в августе-сентябре 2013 г., специалистам отдела сбыта ведущих предприятий задавался ряд вопросов о состоянии отрасли: «Как вы оцениваете роль импорта? Назовите своих важнейших конкурентов.

Каковы их ассортимент продукции и объем производства?» В большинстве случаев были получены сбивчивые или не соответствующие действительности ответы. Между тем, к примеру, производители синтетических каучуков представляют ситуацию у конкурентов так же хорошо, как и на собственном предприятии.

Более половины себестоимости чулочно-носочных изделий приходится на пряжу, производство которой в России год от года падает.

Основная причина этого - постепенный разрыв, существовавшей со второй половины XIX в. устойчивой производственной цепочки. Хлопок-сырец из стран Средней Азии (прежде всего, Узбекистана) везли в Россию. Здесь из него ткали пряжу, которая шла на производство тканей, текстильных и трикотажных изделий, потреблявшихся как в России, так и в других странах СНГ. За 1990-е гг. узбекские производители хлопка переориентировались на рынки Китая и Турции. Кроме того, у среднеазиатских стран появилось собственное текстильное производство, которое уже сейчас составляет конкуренцию отечественному, в т. ч., на рынке чулочно-носочных изделий, постельных принадлежностей, мужского и женского нижнего белья. И это далеко не предел.

По состоянию на май 2013 г. китайские инвесторы вложили значительные средства в создание текстильного кластера в свободной экономической зоне «Джизак» на востоке Узбекистана, а импортные цены на узбекскую пряжу и узбекский хлопок временно снизились. Это оставляет определенный шанс для выхода отечественного производства чулочно-носочных изделий из состояния стагнации, но только в самое ближайшее время, пока новые предприятия в Узбекистане не обросли производственными и экономическими связями. Также к перспективным можно отнести сегмент изделий из синтетического волокна (в т. ч., женских колготок), производство которого в нашей стране на фоне общего спада демонстрирует небольшую тенденцию к росту.

В противном случае, производство трикотажных чулочно-носочных изделий имеет весьма умеренные перспективы. По мнению участников рынка, максимальный рост спроса в ближайшее время придётся на сегмент детских чулочно-носочных изделий. На остальном рынке конкурентной нишей большинства отечественных производителей останется продукция среднего качества по средним ценам и работа с государственным заказом (МВД, МЧС, Минобороны, УФСИН).

Дело в том, что основные фонды крупнейших предприятий в значительной степени изношены, а ряд появившихся в 2000-е гг. новых производств пока не способны насытить рынок собственной продукцией достойного качества. Определенную проблему составляет и кадровый голод. При условии готовности государства поддержать текстильную отрасль, все это ставит её будущее в зависимость от деловых качеств руководителей предприятий и их способности привлекать инвестиции.

IndexBox