Гости на своем рынке

06.11.2013

Сможет ли продукция отечественного легпрома вытеснить импортный ширпотреб.

Производители швейной продукции Петербурга несколько лет назад подготовили проект профильного кластера. Региональные власти отнеслись к идее благосклонно, и уже есть варианты создания такого объединения.

Однако, как говорили на недавнем экономическом форуме индустрии моды в Петербурге, сама идея кластера столкнется со множеством проблем.

Не пропасть поодиночке

- Мы разработали несколько проектов, которые предложили на рассмотрение властям, - рассказала вице-президент Союза производителей швейных изделий Валентина Миронова. - Первая идея - это создание технопарка легкой промышленности, где предприятия могли бы работать на арендованных площадях. Мы с этим предложением вышли на уровень федеральных властей, но объявленная приблизительная цена выкупа земли под этот проект оказалась слишком высокой. Есть еще один проект - создание кластера производителей одежды, обуви и кожгалантереи, кластерное соглашение в марте 2012 года подписали 43 предприятия, а также учебные заведения.

В Петербурге и Ленобласти предложили два основных варианта реализации концепции. Первый проект - в Пикалево, где закрылось несколько важных производств, и людям попросту негде работать.

- В Пикалево готовы построить технопарк для легкой промышленности на государственные деньги с мизерной арендной ставкой для резидентов, на площади 24 гектара, - рассказала Миронова, - мы уже обговорили возможные условия работы, и даже обсудили вопрос подготовки кадров для технопарка, ведь в отрасли катастрофически не хватает, например, швей. Их сейчас почти нигде не готовят, зато дизайнеров одежды, которых обучают за 10 месяцев, сейчас в избытке. Поэтому для кластера нужно готовить кадры отдельно.

Второй проект для будущего кластера - одна из промышленных зон в Петербурге, где предполагается вести застройку на собственные средства, предоставлять льготы при подключении к сетям.

- Инвесторы будут строить корпуса, потом туда въедет предприятие и постепенно может выкупить здание себе, как в ипотеку, - рассказал глава петербургского комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Эльгиз Качаев. - Или же здания строит город, а производители потом арендуют их по доступной цене. Однако во втором случае получается что-то наподобие бизнес-инкубатора. Либо придется размещать там все предприятия легпрома на одинаковых условиях, что невозможно, ведь в городе не так много земли, а желающих будет все больше. Либо перемещать туда не всех , и тогда у ФАС возникнут вопросы о неравных условиях, о критериях отбора и так далее.

На одном из совещаний в Смольном уже обсуждали вопрос о том, что город может взять на себя подведение коммуникаций на территорию будущего кластера. Он должен быть ориентирован на предприятия современные, с минимальным потреблением энергии. Однако полностью производство не автоматизировать, и рабочие руки все равно будут нужны, тогда придется решать и вопрос строительства жилья для сотрудников этих предприятий. Для создания кластера потребуется как минимум 150-200 предприятий индустрии моды в секторе малого и среднего бизнеса. По словам Качаева, есть потенциальные территории, есть перечень инвесторов, готовых с этим работать.

Кому это нужно?

Даже при успешной реализации проекта кластера предприятиям легкой промышленности не станет сразу легче жить, так как основные проблемы останутся: сбыт, отсутствие сырья, низкие зарплаты в отрасли. По словам Мироновой, объединение недавно проводило исследования рынка одежды, и оказалось, что доля нелегального ввоза составляет примерно 50 процентов.

Более того, все, что идет контрабандой, - это не что-то редкое, а как раз те товары, которые наши производители вполне могли бы поставлять на рынок сами. Из оставшейся половины объема рынка легальный импорт составляет 27 процентов, отечественные товары - 23 процента, и эта доля продолжает снижаться. Покупательский спрос на отечественную одежду, обувь, аксессуары падает, вступление в ВТО тоже не способствует изменению ситуации в лучшую сторону. Нужно понимать, что по межправительственным соглашениям о режиме свободной торговли, например, Индия и Пакистан в первую очередь повезут к нам именно продукцию своей легкой промышленности.

По словам Качаева, нашим производителям одежды трудно конкурировать с хлынувшей в магазины продукцией из Азии по многим причинам, сказывается и кадровая проблема, и дороговизна энергоресурсов - в России далеко не всегда выгодно производить. Получается, что мы гости на своем собственном рынке. Сейчас подпольные цеха по пошиву одежды с "серой" зарплатой противостоят "белым" производствам, которые просто не могут много платить своим работникам. И задача города вовсе не уничтожить подпольный пошив, а создать условия, чтобы вывести его из тени и перевести в легальное русло.

Сейчас налоги от легпрома в федеральном бюджете составляют 0,1 процента, про отрасль давно уже забыли

Одной из основных идей поддержки наших производителей было обязать крупные торговые центры предоставлять 30 процентов своих площадей отечественной одежде и аксессуарам, но городские власти не вправе сказать это ретейлеру, который, например, выкупил землю под застройку. Более того, сейчас цены в торговых центрах такие, что наши производители одежды их просто не потянут.

- Мы давно пытаемся вести диалог с сетями, однако с их ценами мы сможем лишь работать в ноль, а то и в минус, - рассказала генеральный директор псковской швейной фабрики "Славянка" Елена Косенкова, - это цивилизованный рынок бутиков, надо арендовать не менее 150 квадратных метров, что нам просто не по силам.

Кто будет шить и из чего?

Нужно учесть и другой аспект - доступность сырья. В России есть единственное текстильное агентство, которое переживает нелегкие времена: у него нет достаточного объема заказов. И обеспечить этот объем можно будет только в том случае, когда малые экспериментальные цеха начнут выходить на уровень самостоятельного бизнеса. Пока же крупные производители предпочитают заказывать текстиль за рубежом, например в Китае. Что касается тканей из Юго-Восточной Азии, то там, к примеру, метр ткани стоит полдоллара. И все, что шьется там, получается дешевле.

Если покупать этот метр ткани в качестве сырья, то в Россию он приходит уже по цене в 6 долларов. Более того, к тканям за полдоллара есть множество вопросов по качеству: при их изготовлении используются формальдегидные смолы, дающие характерный запах, обычно стоящий на дешевых вещевых рынках и в дешевых магазинах с китайским товаром. И об этой проблеме никто, к сожалению, не задумывается, так как нет никаких стандартов.

- Поставщика российского текстиля найти невозможно, он как таковой почти полностью уничтожен, - говорит директор модного дома "Харлен" Лариса Ленова. - Индустрия моды требует уникальных, оригинальных и редких тканей. Европейское сырье дорогое, что сказывается на цене нашей готовой продукции. Мы, например, заказываем нужные ткани и фурнитуру из Италии.

Есть и еще одна проблема: низкие зарплаты в легкой промышленности. Эксперты сомневаются, что народ толпами пойдет работать в новый кластер. Из Пикалево, например, все, кто может, уже стараются уехать в Петербург за новой высокооплачиваемой работой.

Единственным выходом тут может стать снижение налоговой нагрузки для таких предприятий, внедряющих новую технику и технологии на производстве. Сейчас прибыль от легпрома в бюджете составляет 0,1 процента, на федеральном уровне про отрасль давно практически забыли. А как только установили единый социальный налог, несколько сотен малых предприятий отрасли закрылись сразу же или ушли в тень. Если изменить налоговую политику, то освободившиеся средства могли бы как раз пойти на повышение зарплаты, считают эксперты.

По словам Ларисы Леновой, если говорить о нашей модной индустрии, о дизайнерских вещах в сфере легкой промышленности, то основная проблема в том, что у нас никто не работает по европейской цепочке "показ - шоу-рум - оптовая закупка байерами - продажи в магазинах". И причиной тому, по ее мнению, служит полное отсутствие господдержки и неразвитость текстильной промышленности.

Ведь, кроме маркетинговых марок одежды, существуют еще и дизайнерские марки. Недавно в Петербурге зарегистрировали Fashion Syndicate St. Petersburg, куда вошли более десятка петербургских дизайнеров и модных домов. Профессионалы этой сферы сообща намерены, например, развивать институт байеров, организовывать демонстрационные и торговые пространства, так называемые шоу-румы, налаживать диалог с властью от имени модной индустрии. Они, как и специалисты швейной отрасли, считают, что вернуть себе обратно собственный рынок получится, только начав работать сообща.
Комментарии

Ирина Иванова, начальник отдела организации легкой промышленности и народных промыслов министерства промышленности и торговли РФ:

- У малого бизнеса существует проблема - это поиск готовых решений. Должны быть созданы специальные лекальные базы, базы дизайнерских разработок, которые малый бизнес может взять и использовать как готовый бизнес-проект. Сейчас в министерстве промышленности и торговли РФ создается рабочая группа совместно с банками по поддержке бизнес-проектов в области легпрома. Такие проекты входят в нишу с капиталом от 300 миллионов до одного миллиарда. В госпрограмме по развитию производства уже заложены 250 миллионов на реализацию приоритетных проектов в сфере легкой промышленности. Сейчас мы изучаем и обобщаем предложения от бизнеса, рассматриваем возможности поддержки, например, субсидирование энергозатрат или арендной ставки, хотя бы на первых этапах работы.

Андрей Магарик, главный редактор портала "Российские торговые марки":

- Кластер легкой промышленности - это объединение предприятий с, мягко говоря, средней доходностью, в отличие от автомобильного и фармацевтического кластеров. Инвесторы не будут здесь выстраиваться в очередь, так как понятно, что большой денежной отдачи здесь не увидишь. Однако легкая промышленность имеет колоссальное социальное значение, и об этом не стоит забывать.

Анна Романова,
Российская газета


Marina
Marina
+559.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Я не робот